Чемпионат Мира по мормышке. Отчет Алексей Дьяченко.

Наконец то российская команда сумела достичь результата, отсутствие которого многим нашим спортсменам просто не давало покоя. Россия сумела завоевать золото на чужом поле, без собственных домашних заготовок и вопреки чужим. И так как случилось это при моем непосредственном участии, постараюсь максимально объективно рассказать обо всем, что предшествовало этому событию, что его предопределило, а что осложняло достижение столь желанной цели. Увы, рассказать абсолютно все мне и остальным сборникам, без огромного труда которых не было бы победы, мешает существование весьма странного документа под названием «Статус спортсмена». Этот плод чьей то канцелярской мысли помимо всего прочего будто специально создан, чтобы утаивать от заинтересованной рыболовной общественности очень важную информацию. Например, там прописаны запреты на общение с СМИ без разрешения тренера, что вообще то весьма сомнительно сочетается, как мне видится, с нашей Конституцией и федеральным законодательством. В частности с текстом закона о СМИ и закона об общественных организациях и объединениях. Тем не менее, часть важной информации от своего имени я все же озвучу по причинам, которые станут ясны позже, а также потому, что тренер команды Станислав Радзишевский в курсе того, что я в силу своей журналистской деятельности собирался писать о чемпионате мира и более того, по моей просьбе обещал подготовить свой комментарий по ряду вопросов, касающихся чемпионата.

Начинаться эта история должна издалека. Пожалуй, первые шаги были сделаны вообще без ведома спортсменов и, по словам тренеров российской сборной, тренеров. Во всяком случае, все они в один голос выражали удивление и непонимание причин выбора места чемпионата Мира — США. И вдвойне удивительно подобное положение дел, что американскую заявку представитель России в ФИПС почему то поддержал. Судя по опубликованным на форуме сайта fishingplanet.ru итогам голосования представителей разных стран, именно российский голос в поддержку американских обещаний провести соревнование в соответствии с требованиями ФИПС стал решающим. Американцам отдали этот чемпионат вопреки тому балагану с правилами, который они устроили в предыдущий раз. Поверили на слово. Оказалось, зря поверили. Во второй раз наши заокеанские друзья сделали лишь одно новое послабление в сторону правил ФИПС — разрешили таки использовать весьма ограниченный список прикормки. А краеугольное требование «местного законодательства» в вылове не более 25 штук отменять отказались наотрез. Причем, дословно привести текст этих самых местных требований хозяева не захотели даже непосредственно перед стартом, жестко дав всем понять, что будет только так и никак больше, а остальным надо «учиться ловить крупную рыбу». Увы, официальный и очень высокопоставленный представитель ФИПС на этих соревнованиях, являющийся также и российским представителем в международной федерации, никак не отреагировал на это и всем пришлось утереться, приняв американские правила игры вопреки спортивной логике и документам.

Именно сверхлояльность к американским закидонам на грани попустительства больше всего раздражала наших спортсменов да и не только их. И, возможно, именно на нее рассчитывали хозяева, столь демонстративно разбивавшие зоны, а позже оба тура пытавшиеся ловить строго на своих насиженных подводных корягах. В общем, злые мы в США приехали. Злые на неспортивную наглость американцев. Злые на странную попустительствующую позицию ФИПС в отношении тех самых американцев. Злые на то, что многим другим странам, по внешним признакам, было глубоко плевать на весьма произвольную и очень принципиальную перекройку правил. И злые на то, как протекала подготовка команды к чемпионату. В общем, приехали рвать всех без исключения на британский флаг. Хотя обсуждая реальные перспективы пришли к единодушному мнению, что победа нам здесь не светит, увы. А потому еще злее стискивали зубы и готовились пахать и пахать всему вопреки.

Непосредственная подготовка сборной началась с момента проведения так называемых учебно-тренировочных сборов (УТС), а проще — отборов среди кандидатов в сборники. Проводились они на водоеме заведомо очень далеком от реалий предстоящего чемпионата мира. Дело в том, что никакой реальной возможности реально приблизить условия отборов к особенностям ловли не было. Америка она далеко! Пришлось выбирать из того, что есть. И одним из самых лучших вариантов оказалась Архангельская земля под предводительством хорошо известного спортсменам Михаила Хануковича. Думаю, не ошибусь, если скажу, что очень значительной частью положительных результатов архангельских отборов мы в конечном счете обязаны ему. Старты проводились на трех разных водоемах, которые хоть и были похожи, но имели и свои особенности. А вот принятые уже тренерами в нескольких стартах решения вызвали у всех спортсменов недоумение, ехидные усмешки и язвительные шутки. В одном случае неприятно удивила откровенная дезинформация из уст Евгения Чабуткина об условиях ловли в первом туре. Перед стартом все спортсмены услышали, что «ввиду начала сезона» зона ловли выбрана так, чтобы они смогли после летнего перерыва вспомнить навыки, набить руку и т. п. Все без исключения с оптимизмом восприняли подобные вводные, решив, что рыба во время первого знакомства будет в заметном количестве. Думаю, в душе многие чертыхались во время первого тура, подолгу бегая с нулем и принеся к финишу десяток-другой штук. Чертыхались не потому, что мало рыбы, а потому, что по непонятным причинам всех попросту обманули. Хотя, возможен и другой вариант — никто толком не имел объективного представления о предстоящей ловле и просто Евгений Чабуткин, напутствовавший всех от имени тренерского совета, всего лишь не угадал.

Впрочем, за следующие три тура все устаканилось и вопросов к тренерам не возникало. До пятого тура, который должен был стать самым трудным для всех — с запретом использования мотыля во всех видах. Сама по себе идея безмотыльной ловли на отборах применяется не первый год и весьма полезна. Но в нагрузку к ней кто-то решил продемонстрировать творческий подход. Спортсменов загнали в круглую зону! Мотивировка такого решения из уст Евгения Чабуткина звучала просто и незатейливо: «Мы хотим посмотреть. Как вы будете бить «дороги» в круглой зоне». Не спорю, любознательность — очень полезное качество для всех без исключения. Но никто из спортсменов не понял главного — причин. У любого тренировочного упражнения или тренировочной ситуации должен быть практический смысл. У круглой зоны его нет, потому что круглых зон на соревнованиях не было, нет и не будет. И кандидаты в сборную не мальчишки зеленые, чтобы пытться «бить дороги» тогда, когда это реально не имеет смысла и возможностей. В итоге безмотыльный этап стал в значительной степени лотерейным — кто удачнее стартовал, тот и оказался выше. Удачный старт определялся степенью близости к тому краю круга, который находился со стороны берега и был мелководнее остальной части зоны. Остальные факторы оказались, на мой взгляд, второстепенными.

Тем не менее, тренера тщательно все пронаблюдали. Сделали необходимые им выводы и на их основе разбили зоны последнего тура ровно там, где рыба клевать была не должна. Во всяком случае, дальняя и глубинная часть круглой зоны была абсолютно пустой, а последнюю зону забабахали именно по таким же глубинам. Лишь один уголок был сантиметров на 5-10 мельче. Здесь тренерам пришлось попотеть, кидая монетку между вставшими вплотную друг к другу спортсменами, чтобы решить, кому остаться, а кому уйти. Увы, их труд оказался бесполезным — зона оказалась совершенно пустой. Осознав это, а может быть просто устав наблюдать за скучной беготней подопечных наши учителя предложили остаток тура провести в расширенной аж до берега зоне, что вызвало протесты всех спортсменов. Предложение сделать новый полноценный старт уперлось в ограниченность мотыля и времени. Потому всем пришлось продолжить мучиться еще полтора часа. Единственным счастливчиком из-за этого стал Сережка Боляхин, наколдовавший на одной из лунок двух плотвиц и схватив единичку, когда остальные получили по 8,5 баллов. Состав команды все уже знают, но повторюсь. Отобрались: Дмитрий Елисеев, Алексей Дьяченко, Станислав Посланчик, Сергей Боляхин, Дмитрий Дерябин, Алексей Степанов.
Общая же таблица результатов оказалась такой:
1. Елисеев Дмитрий — сумма мест 27,5
2. Дьяченко Алексей — сумма мест 28,5
3. Посланчик Станислав — сумма мест 32,5
4. Боляхин Сергей — сумма мест 40
5. Дерябин Дмитрий — сумма мест 42,5
6. Степанов Алексей — сумма мест 43,5
7. Железкин Алексей — сумма мест 44,5
8. Тинин Константин — сумма мест 47,5
9. Мозжечков Максим — сумма мест 48,5
10. Витязев Алексей — сумма мест 51,5
11. Петров Андрей — сумма мест 53,5
12. Ефимов Максим — сумма мест 53,5
13. Маслов Валерий — сумма мест 66,5
14. Ступников Андрей — сумма мест 67,5
15. Мясников Александр — сумма мест 72,5

Вспомнить последовательность спортсменов и их результатов нам предстоит чуть позже, а пока важно отметить, что по утвержденному «наверху положению об УТС в сборную попадают первые шестеро, а находящиеся вслед за ними попадают в резерв. И обе этих группы были четко озвучены сразу вслед за подведением итогов. У сборников и резервистов были собраны данные по размерам одежды и с наилучшими пожеланиями всех отправили по домам. Кого готовиться к чемпионату мира, кого то переваривать полученный опыт и допущенные ошибки. Начался последний этап подготовки — сбор и оформление документов, снаряжения и снастей.

Это были самые нервные и дерготные дни подготовки к соревнованию за всю мою карьеру. Постоянно приходили какие то новые важные и не очень вводные (секретные и не очень). По телефону и по электронной почте. Которые почему то надо было мне довести до сведения остальных спортсменов и участников делегации. Как оказалось, такая же картина была и у некоторых других. То нужно было кому то напомнить о прикормке, то о снастях и т. п., то у кого то собрать сведения о размерах одежды и переслать куда то. Попутно оказалось, что Димке Дерябину, как в предыдущем году мне, почему то собрали комплект одежки не того размера. У Стаса Посланчика оказалась похожая ситуация. Пришлось дергаться и выяснять, не ждет ли и меня такой же сюрприз. Пронесло, не ждал, хотя я и рассчитывал до конца на худшее, помня «закон Мерфи». В целом, к штатному снаряжению команды набрался целый перечень претензий. Как объективных, так и субъективных для каждого. И это не простая блажь, так как неудобство снаряжения, помноженное на невозможность его полноценно обкатать в соревновательных условиях ставит под угрозу результат спортсмена. Увы, подобный подход к столь важному элементу подготовки команды, как выбору снаряжения, насколько я помню, сформировался давно. А любое недовольство упиралось в обязанность выполнять спонсорские обязательства и соблюдение пресловутого документа «Статус спортсмена».

Все эти в общем то мелочи, но очень неприятные, происходили на фоне более важного и нервного процесса — оформления документов для въезда в США. Была выбрана не самая логичная, на мой взгляд схема действий. Вопреки возможности спокойно заполнить на русском языке анкету в агенстве, специализирующемся на подаче документов для виз, всем спортсменам давалась установка заполнить ее самостоятельно на английском языке. Затем англоязычная анкета вкупе с остальными документами каждого спортсмена шла в пакет от делегации. И его кто-то из министерства централизованно подавал к посольство на рассмотрение. Подобная услуга министерства стоила каждому в районе 3 с чем то тысяч рублей, если не путаю, помимо самого визового сбора. Рискованность выбранной схемы заключалась в возможности ошибок при заполнении на неродном и плохо знакомом многим языке, что чревато отказом в визе. О крайней щепетильности Госдепа всех предупреждали неоднократно и заранее. Но итоговый путь оформления виз буквально кричал об огромном риске ошибок. И тем более странно такое решение потому, что петербургская часть делегации, имея возможность самостоятельной подачи бумаг в консульство, без проблем заполнила русскоязычную анкету и уплатила за все про все всего лишь тысячу двести рублей. И гораздо дешевле, и проще и надежнее.

Повлияло ли в итоге незнание английского или какие то другие обстоятельства, но двое отобравшихся в состав оказались за бортом — Степанову и Елисееву отказали. К счастью, вместе со всеми на визу на всякий пожарный подавал и резервный спортсмен — Алексей Железкин, ставший в итоге палочкой-выручалочкой. Дальше для него началась отдельная эпопея с самостоятельной беготней, чтобы хоть как то укомплектоваться той же одеждой, что и остальная сборная. Какими словами, кем и почему это мотивировалось, лучше спросить у него, но по факту комбез Лёшке достался большего размера, часть «патриотических портков и курток» вообще не досталась. Впрочем, отсутствие полного единого комплекта у всех членов делегации аукнулось потом уже в Штатах, когда пришлось гадать, в чем фотографироваться на торжественных чемпионата. А пока продолжались письма, СМС и звонки с просьбой сообщить, передать, проконтролировать и т. п. И многое срочно, а то и просто в последний момент. Вроде мелочь, но превратившись в систему она раздражала своей избыточностью и нелогичностью.

Ближе к отъезду нас озадачило еще одно срочное задание — заказ насадки. Оказалось, что мы должны чисто эмпирическим путем выяснить, какое количество и каких насадок/прикормок нам понадобится. Даже не видя в глаза водоем и рыбу! Опять мелочь и мы снова отнеслись с пониманием — в подобном положении оказываются многие команды, не имеющие реального представления о будущей ловле. Но после заказа нас озадачили весьма нетривиальной задачей. Правила предусматривают измерение количества насадок и прикормок в литрах. В принципе, понятно и весовое измерение. Но американцам надо было знать наши потребности в опарыше, червях, крысках, короедах и мучных червях в штуках!!! И эта мелкая, хоть и муторная задача снова была сгружена непосредственно на спортсменов. И снова в последний момент. Стасу Посланчику пришлось поздно вечером чуть ли не взвешивать опарышей поштучно и стайно, чтобы понять, сколько же особей в одном литре. Само собой, расчеты наши были примерными, с запасом и в ассортименте, чтобы не кусать на месте локти от бессилия, так как что-то доаазать уже в процессе соревнования было весьма сомнительно. После этого мы снова дали требовавшуюся от нас информацию своему руководству. Спустя несколько дней нас всех огорошили новой вводной. Неожиданно выяснилось, что на насадку и прикормку у команды совершенно не осталось денег. А так как стоимость поданного американцам заказа составила в районе 2,5 тысяч зеленых, каждому рекомендовалось копить деньги на решение столь насущной проблемы или пытаться потуже затянуть пояса и пересчитать требующиеся объемы живности.

Мы были вынуждены пойти двумя путями одновременно. Во-первых, сократили заказ до минимума, рискуя оказаться на водоеме не с тем, что там реально нужно. К счастью, наши предположения оказались верными и мы правильно сделали акценты. Во-вторых, Стас Посланчик с Алексеем Железкиным озаботились срочным поиском дополнительных спонсорских денег на насадку. Параллельно на Айс-фане полстраны, узнав о возникшей трудности, предложило скинуться и помочь сборникам. За что всем отдельное огромное спасибо, кстати! Просто за готовность помочь — СПАСИБО! Но самое удивительное выяснилось, когда ребята нашли какие то варианты с деньгами и встал вопрос, что мы можем предложить спонсору. По словам ребят, все уперлось в примерно такой вопрос: «Где мы можем написать имя спонсора в ответ на деньги?». Оказалось — абсолютно нигде! Ну совершенно негде! Хорошо, что буквально к концу дня деньги на насадку вдруг все-таки нашлись и нам не пришлось заказывать какие-нибудь плавки, стринги или ночные кальсоны, чтобы разместить на них информацию о еще одном потенциальном спонсоре. Могло и не получиться.

Еще одним моментом, вызвавшим некоторое удивление, стал рекордный для нашей страны состав делегации. Помимо пяти спортсменов, получивших визу и одного (Алексея Степанова), по которому вопрос еще решася в посольстве с неясными перспективами, ехали двое тренеров (Станислав Радзишевский и Евгений Чабуткин), а также трое помощников и забровочников: Николай Белов, Максим Ефимов и Сергей Казанцев. Еще с нами ехала финансовый директор АРОРС с сыном, которые, как рассказал Станислав Радзишевский, очень болеют за нашу команду, интересуются чемпионатом и едут зрителями-болельщиками, не имея ни малейшего намерения во что-либо вмешиваться на правах начальства. Само собой, ехал и Игорь Чиняков в качестве главы делегации, если не путаю, и в качестве официального лица ФИПС. В принципе, так все и вышло, никто лишний ни во что не вмешался и даже не пытался. После прилета в Чикаго «зрители-болельщики» исчезли в неизвестном направлении и до самого отлета обратно мы их уже не видели. Хотя временами очень не хватало простой поддержки кого-нибудь искренне переживающего за результат команды. Так мы и прибыли на место чемпионата в славный американский город Васау, где хитро…пые американские собратья по увлечению продемонстрировали тщательность своей подготовки.

Во всех номерах можно было встретить местную прессу, в которой чисто случайно находились публикации, посвященные негодованию «общественности» по поводу возможного истребления всех окрестных рыбных запасов из-за чемпионата мира. Видимо, кое-кто хорошо поработал с моими заокеанскими коллегами, среди которых, как и у нас, похоже, предостаточно заказушников и просто недалеких людей, которым лень разобраться в сути и проще громко и скандально соврать. Причины активности прессы объяснялись просто — американские организаторы чемпионата наотрез отказывались соблюдать правила ФИПС именно из-за того, что «общественность негодует». Не помогло даже предложение процедуры, напрочь исключающей уничтожение рыбы, которую должны были взвесить и выпустить прямо на льду. Видимо, в планы местных спортсменов очень важным звеном входила лотерейная логика ловли вместо соревнования в мастерстве. В общем, очень они боялись всего того, чего не умеют. И когда на второй тренировке мы увидели процесс разбивки зон, то все окончательно и бесповоротно встало на свои места. Процесс насаживания приехавших соперников на кол американцы готовили с использованием последних достижений науки и техники, сочетавшихся со спортивными подлостями 70-80-х годов прошлого века. Зоны размечались с помощью навигаторов и лазерных дальномеров. Это окончательно подтвердило слухи о наличии у хозяев прямо в зонах насиженных и хорошо им известных коряг и прочих точек аномального скопления рыбы. В подобных условиях всерьез рассчитывать на закономерную победу могли только кретины, неопытные юнцы и окончательно разозлившиеся на весь мир русские. Хотя и мы рассчитывали скорее на чудо, так как на тренировках ловить пролятую краппи получалось с трудом. Лишь в предпоследний и последний день мы примерно выработали алгоритм ловли этой рыбы. Но к этому моменту поступила гораздо более важная информация. И еще забрезжило чудо.

Но до того тренера умудрились всю команду поставить практически на уши. Так как по предложению Станислава Радзишевского команда выбирала капитана и остановилась единогласно на моей кандидатуре, то на протяжении всего чемпионата мне пришлось выполнять ряд функций, в том числе и посреднических между тренерами и спортсменами — сбор мнений и доведение их до сведения сторон и т. п. И когда накануне старта всем сообщили, что у нас в команде вдруг появился запасной спортсмен, хотя Алексей Степанов так и остался на Родине, мы удивились. Особенно мы удивились, что оказавшийся запасным Максим Ефимов во время отъезда фигурировал исключительно в качестве добровольного помощника, едущего в делегации помогать команде. В какой то из дней произошла метаморфоза, превратившая спортсмена, занявшего на отборах лишь 12 место, не просто в запасного, готового выручить в случае неприятностей, но в человека, претендующего на место в стартовом составе. Во всяком случае, незадолго до первого старта ребят поставили перед фактом, что из спорстменов будет в субботу за бровкой, решится лишь в пятницу вечером. Стоит ли говорить, что подобный подход и я сам, и Стас Посланчик, и Дмитрий Дерябин, и Алексей Железкин, и Сергей Боляхин посчитали абсолютно неправильным , неспортивным и несправедливым. Дело было не в чьей то личности, не в чьих то симпатиях или антипатиях. Проблема была в том, что одни доказывали свое право высокими результатами, а при этом можно было достичь того же и окольными путями. Безусловно, Максим внес свою посильную лепту в выступление команды, но его попадание даже в запас оказалось негативным фактором, повлиявшим на микроклимат и взаимоотношения в команде. В пятницу на совещании команды тренера приняли решение о том, что Макс останется запасным, чем несколько погасили эмоции, но озвученное намерение поменять после первого тура «худшего» показало всем, что проблема не решена, а лишь отложена на день.

О самой ловле уже многое написано раньше на страницах сайта, поэтому суперподробно о ней писать не стану. Расскажу лишь подробно о чуде, которое подарило нам золотой шанс. Это чудо я бы назвал ВЫСШЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ. Видимо, объем мелких пакостей, неудобств и несправедливостей, сваливавшихся долгое время на нашу сборную перевалил некую критическую отметку и где то наверху кто-то стукнул ладонью и сказал: «Ну сколько можно терпеть это безобразие!!!» И американская природа повернулась к нам передом, продемонстрировав остальным соперникам свой великолепный зад. В общем, еще в пятницу стало окончательно ясно, что после теплых снежных метелек во время соревнования нас встречает антициклон. Со всем, что полагается — морозом, ярким солнцем и высоким давлением. Всем тем, что так не любит пелагическая рыба и более-менее сносно переносит мелкий окунь, присутствующий в качестве прилова. И уже в пятницу мы стали сжимать от предвкушения кулачки, боясь сглазить. Потому что практически уверены были в крайней чувствительности краппи, на которую ставили весь банк американцы, к капризам погоды. Наша же методика лова местных краппи была рассчитана на вымучивание единичных рыб где попало и с возможностью попутного прилова всего, что попало, включая местных индейцев и медведей гризли. И мы оказались на коне — все сумели отметиться хотя бы одной краппи, что позволило всем показать достойный результат. Остальные команды выступили неровно и потому отстали. Хитроумные поляки, долго и планомерно утюжившие водоем, сделали похожие на наши выводы, но их решение оказалось не менее рискованным, чем у американской команды, хоть и выглядело очень логичным и оправданным. Польша сделала ставку на ловлю практически исключительно мелкого единичного окунька. Когда на взвешивании озвучивалось количество рыбок у очередного поляка, мы вздрагивали. Но когда оглашался вес, радостно выдыхали. В общем, после первого тура американские коряги довели американцев почти до горестных инфарктов, порадовав тем самым остальные команды и дав им повод для ехидных комментариев в адрес хозяев. А мы неожиданно для нас самих оказались лидерами.

Души ребят терзал лишь вопрос: «Как можно кого то сейчас менять?!» Мы идем первыми, команда идеальна и по составу и по готовности и по взаимоотношениям друг с другом. И тут эта обязательная замена по формальным признакам. В общем, дух конфликта, если не бунта просто витал в воздухе и достаточно было лишь повода. Понятно, что ничего хорошего для итогового выступления из этого бы не получилось. И выслушав мнение каждого я решил подойти к тренерам, воспользовавшись «капитанскими полномочиями», и поделиться с ними взглядам на обстановку внутри команды. В итоге наше мнение все-таки было услышано, что позволило сохранить всем спокойствие и сосредоточиться на предстоящем старте. Правда, заставила удивиться реплика Евгения Чабуткина во время сбора команды в ответ на желание обсудить тактику ловли, То ли в рассеянности, то ли по каким то другим причинам Евгений умудрился заявить всем, что нечего ее обсуждать — дел много, а мы сами, мол, за пивом между собой ее и обсудим. Правда, в ответ сцену из пьесы «Ревизор» он поспешил дезауировать свои слова, сообщив с улыбкой, что это была шутка.

Сам же второй тур ожидался еще более сложным. И в значительной степени потому, что рыба должна была немножко адаптироваться к погоде и американские коряги могли внести коррективы. Тем не менее, наш план на второй тур принципиально не отличался от субботнего. Разве что более четко сформулировали «план Б» на случай неудачи с поимкой краппи. К счастью, этот «план Б», который подразумевал переход от довольно медленного и методичного вымучивания краппи к темповому поиску единичных окуньков-малявчиков пришлось в полной мере применять лишь мне. Остальные сумели поймать хотя бы одну краппи, а Лёшка Железкин, которого рассматривали кандидатом на лавку, доказл нашу правоту, принеся в командную копилку единичку в зоне, закрывшись 25 штуками задолго до финиша и все оставшееся время «ловил карпа», который в зачет шел без ограничений.

Американцы, как мы и опасались, все же сумели конвертировать свои коряги в рыбу. Однако, мы отстали от них совсем чуть-чуть. И вплотную за нами оказались лидеры вчерашнего дня — фины и литовцы. Именно в такой последовательности и оказался поделен командный пьедестал: Россия — золото, Финляндия — серебро, Литва — бронза. И это золото, ставшее настоящим триумфом российской мормышки в полной мере разделили с нами все те люди, кто от души переживал за нас дома, сидя у компьютеров, водя пальцем по планшетам и просто перезваниваясь с более осведомленными земляками по телефону. Каждое ваше теплое слово подхлестывало, заставляло биться вопреки неблагоприятным обстоятельствам. Когда во втором туре у меня умерла последняя голова на рапале и мелькнула мысль «все, баста, пора завязывать со сверлением…», вспомнилось, как много людей сейчас ждет от каждого из нас хоть маленького, но подвига. И вместо того, чтобы опустить руки, я позвал Евгения Чабуткина, чтобы он мчался за оставшимся в резерве 130-ым буром, которым успел сделать еще 5-7 лунок несмотря на и так отвисшие руки. В общем, помогли болельщики нам, как никогда. Спасибо! Потом было награждение, банкет, фотографирование — радость, удивление и опустошение одновременно.

И сборы с отъездом домой. Здесь тоже произошли несколько неприятных лично мне моментов, которые, на мой взгляд, были вовсе необязательны. Первым из них стало появление так горячо переживавшей за нас финдиректора. Как мне показалось, единственные, кто удостоился ее поздравлений с успехом, оказались тренера и руководитель делегации. Спортсмены как то не удостоились толики внимания, хотя это и совсем мелочь. Но вот другая мелочь покрупнее хоть и была озвучена в разговоре тет-а-тет, не должна являться секретом хотя бы просто потому, что касается не только участников разговора. К тому же суть того, что я услышал, вызвала мое личное несогласие ни в мотивировочной, ни в резолютивной частью. Один из наших руководителей озвучил мне планы дисквалифицировать двух ведущих спортсменов команды, завоевавшей долгожданное и такое трудное золото за то, что они писали некие неприятные и неудобные высказывания на сайте Ас-фан. По его словам, если он этого не сделает, то будет «той раненой лошадью, которую надо пристрелить». Лично мне показалось, что в самих высказываниях нет ничего криминального, за что стоит устраивать скандал на всю страну, разваливать команду и портить нервы себе и другим. Даже не буду касаться весьма сомнительной на мой взгляд формально-бюрократической стороны. Достаточно сказать, что без спортсменов, пашущих в зонах, медалей не бывает ни у тренеров, ни у руководителей делегаций, ни просто у страны. А потому какие то личные давние антипатии, без которых в этом противостоянии явно не обошлось, лучше всего забывать. Не знаю, каковы будут шаги руководства нашего спорта по данному вопросу, могу точно сказать, что позиция всей команды здесь практически одинакова. И если один задал какие то вопросы открыто, а остальные нет, то это не из-за расхождения точек зрения, а просто в силу темперамента и черт характера.

Увы, подобная реакция мне напомнила почему то поведение охранника у дверей аэропорт а в Москве, куда мы прилетели. Нас встречали ребята с плакатом, караваем и искренней радостью на лицах, поздравляли с победой на чемпионате. А какой то довольно молодой хмурый дядька в черной форме отреагировал: «Это вы у себя там чемпионы мира, а здесь я милицию вызову и весь разговор!» Обидно, противно и как то несолидно что ли.

Обсудить отчет можно на нашем форуме http://ice-fun.ru/forum/viewtopic.php?f=8&p=6316#p6316

Комментарии:

Вконтакте Facebook

Российский спиннинг